Именно сейчас: Не беспокойся, не злись, уважай родителей, учителей и старших, честно зарабатывай себе на жизнь, относись с благодарностью ко всему живому!


Барин

Автор: admin 28-08-2015, 15:59

Барин

 

Душа несла мешок из кожи,

Набитый мясом и костьми,

На ненавистную работу

К восьми. ©

 

1

     - Землетрясение! – заорал Гриша.

     Он кубарем скатился с кровати. Рывком встал, запнулся и снова упал. На четвереньках пополз к двери, как вдруг руками нащупал что-то. Изюм! 

     - Брага взорвалась, - констатировал он.

     Гриша включил свет, заглянул под кровать. Действительно, две пластиковые полторашки извергли содержимое и валялись  в луже с изюмом и клочьями резиновых перчаток.

Посмеиваясь про себя, Гриша отправился на кухню. Открыл холодильник, пошарил там. Поискал в шкафчиках. Водки нигде не было. 

     Организм требовал опохмелиться. Голова гудела, дрожь пробирала все тело, ноги слабли. Гриша вяло побрел в комнату. Залез под кровать, уткнулся лицом в лужицу бражки и стал лакать. 

     События вчерашнего дня он помнил смутно. С утра он был в гараже у Виталика. Ремонтировали его машину. В процессе Виталик предложил:

     - На сухую не идет, братаны! Люська! Все, что есть в печи, на стол мечи!

     Мужики гулом поддержали хозяина, и уже через пару часов от ремонта автомобиля перешли к проблемам насущным – за баб, за деньги, за президента. К вечеру пьяного Гришу друзья приволокли к двери квартиры, сложили на ступенях, позвонили и поспешили скрыться. Не дай Бог попасться на глаза Наде, жене Григория! Сварливая толстуха, она не раз спускала их с лестницы, посыпая отборной руганью.       На этот раз запас ее брани коснулся только мужа. Надежда собиралась на дежурство, когда тишину нарушила трель звонка.  

     - Приполз ваш папаша! – сказала детям Надя, и не ошиблась.

     Она затащила его на постель, не раздевая. Старшая, Маша, презрительно фыркнула и отвернулась. Пятилетняя Сонечка подошла было к отцу, но Надя крикнула:

     - Оставь его в покое, алкаша! Пусть проспится. Машка! – добавила она. – Присмотри за сестрой!

     Надежда оделась и вышла. Она работала медсестрой-анестезисткой в городской больнице. Ругаться умела так, что любого сапожника заткнула бы за пояс, а сила у нее была достаточная, чтобы в одиночку ворочать тела более ста килограмм весом, или тащить на себе пьяного мужа несколько километров. Гриша всегда любил выпить. Они познакомились на празднике у общих друзей, и были женаты уже почти двадцать лет. Гриша был ухожен, красавец, дамский угодник; хоть и работал токарем на заводе, умел поддержать любую беседу. Он сразу понравился Наде. А она – ему. Заводила, хохотушка, модница, студентка медицинского училища. Поженившись, кутили и развлекались на пару, пока Надя не забеременела. После родов внимания мужу уделялось все меньше, Надя запустила себя, растолстела, ругались по любому поводу и без. Гриша искал себя в хмельных разговорах с мужиками, рыбалке, Надя – в детях и домашних хлопотах. Супруги отдалялись с каждым днем все больше. Когда родилась младшая дочь, Гриша и вовсе стал пропадать, и старался не появляться дома трезвым, так ему все опостылело. Надя постоянно попрекала его, дети не слушались. Так и жили в квартире, доставшейся от Надиной бабушки.

     Соня капризничала, Гриша сопел. Маша грубо ткнула сестру в сторону кровати.

     - Спать ложись, мелкая. Я ухожу, смотри матери не говори ничего, а то задам!

     Для надежности она добавила подзатыльник сестре, и ушла на дискотеку.  Несколько дней назад Маша встретила свое пятнадцатилетие, и считала себя вполне взрослой. Фигура у нее уже оформилась, от ухажеров отбоя не было. Павлика, с которым недавно переспала, она бросила, и теперь гуляла с Мишей.

     Сонечка заснула вместе с отцом, и теперь испуганно смотрела на него. Гриша выполз, сел на кровать, обнял дочь.

     - Спи, рано еще, - сказал он.

     - Папа, я не хочу спать.

     - Спи, я сказал!

     Гриша вернулся на кухню. Сегодня воскресенье, выходной. Он сунул голову под кран, включил холодную воду. Вытерся грязным полотенцем, окинул взглядом ржавую раковину, серые стены старой хрущевки, пожелтевший потолок, закопченную плиту, черные кастрюли… Тошно, горько стало ему. Гриша вздохнул. Дрожь никак не унималась.

     Замок хрустнул. Осторожно, стараясь не шуметь, Маша разулась в прихожей и направилась в ванную. 

     - Почему с отцом не здороваешься? – спросил Гриша.

     «Нужен мне такой отец», подумала Маша. Она закрылась. Гриша забарабанил в дверь.

     - Открой, кому говорю! – заорал он. 

     Маша подчинилась, и Гриша ударил ее ладонью по щеке. Слезы хлынули из глаз девушки.

     - Будешь знать, как вести себя с отцом! – Гриша вышел, хлопнув дверью.

     Маша плакала.  «Когда ты умрешь, я на могилу к тебе не приду», - решила она, и эта мысль ее успокоила.

     Рассветало. Гриша брел по улице. Денег у него не было, но он знал, что Виталик займет до зарплаты сотню-другую, да и самогон он гнал лучше всех. 

     - Кто там? – Спросил женский голос

     - К хозяину, - ответил он Люське. Проходя, он приобнял ее за талию. Автоматически, ведь с женщинами у него давно не получалось, последний раз с женой он спал, видимо, лет шесть назад – появилась же откуда то Соня! «Хотя, Бог ее знает, от кого», - часто думал Гриша, смотря на дочь.

     - Фу, перегаром разит! – Люся толкнула его. 

     На кухне Виталик о чем-то толковал с Валерой. Гриша прислушался.

     - Через год, считай, миллион будет. Можешь дачу начать строить, да и детям на жилье перепадет, а если больше вложишься, сам смотри – лимона три упадет, - увлеченно шептал Валера.

     - О чем ты? - спросил Гриша.

     - Садись, - сказал Виталик. – Слушай, Валера бизнес предлагает.

     - Какой бизнес еще? Ты налей сперва, а то похмелье долбит. 

     Люся угрюмо наполняла рюмки. Валера сидел у них всю ночь, рассказывал, как богатеет простой народ на финансовой пирамиде – нужно всего лишь вложить деньги и наблюдать, как капают проценты. Неслыханные проценты – тридцать-сорок в месяц! Если привлечешь кого – и того больше. 

     - Перспектива заманчивая! – Восклицал муж. Люся чувствовала подвох, но не решалась перечить.

     Гриша присоединился к дискуссии. Тепло наполняло тело, стало легко и радостно. Все сомнения Валера сразу отметал, язык у него был подвешен что надо. Он принес с собой ноутбук и показывал одно за другим видео, где люди на фоне пальм, особняков и иномарок рассказывали, как разбогатели с расчудесной компанией, чертили графики, умножали проценты. Один только ноутбук, как предмет, возвышал Валерия в глазах собеседников, а уж как он ловко щелкал по клавишам, еще эти видео… 

     Наконец, Гриша понял.

     - Так это что, денег навалом будет?

     - Лопату готовь, - уверял Валера. – Грести не успеешь! Ну что, ты с нами?

     Гриша замялся. Озарение посетило его. Гриша ощутил неизбежное. Чувство это было похоже на то, что он испытал утром – как землетрясение, неподвластное ему явление природы, собиралось скомкать его, раздавить. Так и сейчас, только наоборот, радостное ощущение богатства наваливалось на него, как цунами.

     - Сколько надо?

     - Чем больше, тем лучше.

     - Где же взять больше-то?

     - Хоть где, все равно скоро вернешь вложенное с наваром. Но помни, на свой страх и риск. Вкладывай столько, сколько не жалко потерять.

 

     Но последние слова Валеры затерялись среди радужных перспектив. Они провели еще несколько часов в подсчетах будущего своего барыша. К вечеру пьяный Гриша вернулся домой с ворохом бумажек, исписанных вдоль и поперек цифрами.

 

2

     Надя тормошила его.

     - Вставай, вставай! – Кричала она, хлопая его по щекам.

     - Поласковее не могла разбудить, женщина?

     - Чего захотел! Третий день шастаешь не понятно где, еще и ласку тебе подавай! Вставай, на работу проспишь! Алкоголик несчастный! Всю жизнь загубил мне, проклятый! Лучшие годы на тебя ушли!

     Гриша сел. Болела голова. Крики жены врезались в мозг, как раскаленная кочерга.

     - Да ты посмотри на себя! – Продолжала пилить Надя. – До чего докатился! Рожа желтая уже! А шмотки какие грязные! Где ты в них валялся? Допьешься скоро! Чтоб ты сдох, всем лучше сразу стало бы! 

     Гриша поплелся в туалет. Он пытался вспомнить вчерашний день. Посмотрел на тусклую плитку ванной в подтеках. Его осенило.

     - Скоро заживем, Надька! – Он схватил жену за необъятную талию. – Разбогатеем! Я дело нашел.

     Гриша чмокнул ее в щеку. Раздался хлопок пощечины.

     - Чего ты колешь меня, зараза, побрился бы сначала! Еще и воняешь! Совсем сбомжуешься скоро! Выставлю тебя на улицу, будешь знать!

     Надя продолжала свой монолог. Гриша давно к этому привык. Когда он вышел из ванной, по квартире стелился приятный запах яичницы. Надя уже накормила детей.

     - Плохо тебе, окаянный? – Надя окинула взглядом сухую фигуру мужа. Красные глаза, побледневшее лицо с желтизной, трясущиеся руки.

     - На вот, - сжалилась она. – Пей, скотина.

     Надя вылила остатки водки в стакан. Гриша залпом выпил.

     - Даже не поморщился!

     Надя завязала пустую бутылку в пакет. Маша собиралась в школу. На ней была короткая юбка, каблуки. 

     - Выкини мусор! – сказала мать.

     - Сама выкинь! Я бутылки за ним выносить не буду!

     - Оделась, как проститутка!  - Сказал Гриша, приметив наряд и яркий макияж дочери.

     Маша выбежала.

     - Видишь, даже дети с тобой не считаются! – снова вспыхнула Надя. – За что тебя уважать, алкаша?

     - Покорми меня, - попросил Гриша.

     - Напои тебя, накорми, одеть может еще? – Надя поставила перед мужем тарелку, налила чай. Пока Гриша завтракал, приготовила для него одежду, вычистила ботинки.

     - Что бы ты без меня делал, - вздохнула она, помогая мужу одеваться.

     Надя повела заспанную Сонечку в сад. Гриша отправился на завод.

     Сегодня работа казалась Грише не такой скучной. Мысли его были заняты. «Деньги! Деньги – это все! Почему я работаю в таких адских условиях, и получаю копейки? Да что я, вон Надька вкалывает, и то же самое! – Гриша оглянулся на собратьев по цеху. – Да и они тоже! Живут в нищете. Богачи на нас жируют! Хватит горбатиться на дядю, надо свое дело толкать!» Станок встал. Гриша позвал наладчика, отошел, закурил.

     «Надо, надо к Валерке в бизнес. Только где взять деньги?» Гриша озадачился. Снова и снова он задавал себе этот вопрос. Сдав смену, он пошел к Виталику.

     Но сегодня они не выпивали. Они считали. Вовремя подоспел Валера.

     Виталик прикинул. 

     - Хочу дом за городом. Квартиру эту продадим. Нет, оставим. Сдавать будем. Как-никак, а пассивный доход. Дом – это лимона три. С работы я уволюсь. На депозите надо достаточно оставить, чтобы жить на проценты. Итого получается…

     - Тебе нужно вложить пятьсот тысяч, - сказал Валера. – Вот, смотри, - и начертил график.

     - Пятьсот!

     «Пятьсот тысяч, вот это деньжищи!» - сказал бы раньше Виталий. Но сейчас, в перспективе светлого будущего, эта сумма выглядела мизерной.

     - Будет пятьсот! 

     - Когда? Сейчас акция от компании, любой депозит увеличивается на тридцать процентов. Это значит, если вложишь пятьсот тысяч, у тебя на депозите будет уже шестьсот пятьдесят! Осталось пять дней. Успевай!

     - Надо успеть! Завтра будет!

     Разгоряченные, пьяные без вина, мужчины, склонившись, считали. Считали и пересчитывали. Валера хвастался новым костюмом, часами, телефоном. Все это он купил, сняв бонусы. Вещи были реальными. Настоящими. Валера получил деньги! Друзья горячо обсуждали свой бизнес.

     «Пассивный доход. Пассивный доход!» - повторял про себя Гриша.

     Остаток вчера они провели в ноутбуке. Во все глаза заворожено смотрели они на счастливых, богатых людей.

     Гриша вернулся затемно. 

     - А ну дыхни!

     Гриша дунул. Надя недоверчиво протянула:

     - Трезвый что ли? Где пропадал?

     - Надюшка! Золотце мое! Ненаглядная моя! – Гриша прижал к себе жену. – Все наладится, обещаю!

     Сонечка подбежала к отцу. Протянула ему фигурку из пластилина.

     - Я слепила зайчика!

     - Умница! Мама тебя научила?

     - Да!

     - Молодцы! Всех люблю! Как же я вас люблю!

     Гриша расцеловал жену и дочь. Заглянул в комнату. Маша сидела за компьютером в наушниках.

     - Поздоровайся с отцом, - сказала Надя, потрогала Машу за плечо.

     - Здравствуй, папа, - буркнула Маша, не поворачиваясь.

     - Ты чего такая угрюмая?

     - Ничего.

     - Как дела? Как в школе?

     - Нормально.

     - Какие оценки?

     - Хорошие.

     - Дай дневник.

     Маша протянула дневник. Гриша полистал его. 

     - Почему тройка по алгебре?

     - Это было еще в октябре, папа. Сейчас уже май, если ты забыл. Ты хоть знаешь, в каком я классе?

     - Будь вежливее с отцом! – прикрикнула Надя.

     Гриша открыл дневник на последних заполненных страницах. Там были одни пятерки. Маша не первый год ходила в отличницах. От природы способная, она тратила мало времени на учебу. Даже гулянки и дискотеки, на которые она повадилась ходить последний год, не мешали урокам. Она тайно покуривала, выпивала, уже сменила не одного мальчика. И все это ловко скрывала от родителей.

     - Умница моя! Умница дочка! – Гриша поцеловал отпрянувшую дочь в макушку. Маша брезгливо сморщилась.

     За ужином Гриша решил поделиться своими размышлениями. Как на духу, рассказал все Наде. Она сначала слушала, а потом грубо прервала его.

     - Уймись! Бред несешь, Гринька, ты чего? Это же махинация!

 

     И Надя принялась ругать мужа, на чем свет стоит. И алкоголик он, и тунеядец! Гриша лишь усмехался про себя. Он знал, что успех неотвратим. Только одно тревожило его – где взять деньги.

 

3

     Вечером после работы Гриша снова пошел к Виталику. Валера уже был там. Он что-то показывал на ноутбуке.

     - Привет миллионерам! – Крикнул он.

     - Привет. - Гриша сел рядом.

     - Это твой личный кабинет, - говорил Валера Виталию. – Вот твой вклад. А это бонусы на него. В сумме твой депозит. Платеж прошел успешно, поздравляю!

Виталик вложил двести тысяч. Он продал гараж и машину. Сейчас на его счету было уже двести шестьдесят. 

     - Начну с малого!

     - Система работает!

     Гриша смотрел в экран. Настроение резко упало. Виталик вложился, а он медлит! Гриша вздохнул.

     - Где взять деньги?

     - Кредит возьми.

     - Ты что, Валера! Отдавать как? И кто мне даст?

     - Отдашь без проблем! Через пару месяцев. Дадут тебе кредит, не переживай. Сейчас и без поручителей дают.

     - Давайте мой вклад отметим, мужики! Люська! Мечи!

     - Нет, ребята… Я, пожалуй, пойду. – Не бывало еще, чтобы Гришка отказывался от водки. Приятели переглянулись. Гриша попрощался и вышел. Он шел темными улицами и мечтал.

Ночью плохо спалось. Гриша видел сон. Снилось ему, что он – барин. Владелец земель и сотни крепостных.      У него есть псарня, конюшни, леса. Пышный двор. Жена красавица, в золоте. И боевой сокол садился на его руку.

     Утром следующего дня он взял в кредит пятьсот тысяч рублей.  На работу не пошел. Жене ничего не сказал. Деньги отдал Валере. Посмотрел в ноутбук. На экране цифры – шестьсот пятьдесят тысяч. Как и было обещано. 

     - Шестьсот пятьдесят! Господи.

     Гриша шел как в тумане. Ему было не по себе. Но ведь он сделал дело! Совершил большой поступок! Может быть, самый важный в жизни. «Пассивный доход!»

     Гриша вошел. Дома никого не было. Обои в прихожей отклеивались. В углу паук сплел огромную сеть. Розетка отвалилась, виднелись ее провода-внутренности. Как ни странно, Гриша заулыбался.

     - Скоро все это кончится! Конец нищете и разрухе! Стану барином! – Разговаривал он сам с собой.

     Надя вместе с Сонечкой зашла в квартиру. Щелкнула выключателем, и обнаружила, что розетку кто-то починил. И обои доклеил. И даже посуда помыта. И даже… Муж трезвый.

     - Гринька, ты трезвый?

     - А то.

     - Признавайся, что натворил.

     Гриша оробел. 

     - Ничего…

     - Чем ты там занят?

     - Ничем, - Гриша спрятал листочки с подсчетами. 

     - Ты поел? Давно пришел?

     - Да... Недавно. Как на работе?

     - Как всегда. Кладбище пополняется, - хохотнула Надя. Она заподозрила неладное. «Любовницу, что ли, завел? - думала она, всматриваясь в лицо мужа. – Да кому он нужен! Тьфу».

     Почему-то Гриша почувствовал тревогу. Сейчас, когда дело сделано, он попятился. «Вдруг прогорит? - Сомневался он. – Сказать или нет?».

     - Надюша, - позвал он. – Знаешь что…

     - Чего тебе?

     - Я на работе не был сегодня. Я в банк ходил. Кредит взял. И вложил деньги в бизнес. И… - Гриша хотел рассказать про прибыль, про миллионы, но язык прилип к небу. – И… Это. Короче. Ну…

     - Что??? Чего ты брешешь, дурачина? – Надя уставилась на него, как на диковину, уперев руки в бока. В одной руке она держала половник. Гриша решил, что она сейчас непременно в него им запустит. Краска сошла с его лица.

     - Шары залил, зараза?

     - Да не пил я…

     - Не пил! Тогда что? Белены объелся? Дури накурился? Белку схватил? А?

     Гриша вскочил.

     - Я о тебе, о семье думал! Все ради вас сделал! Чего ты орешь, баба?

     - Какой такой кредит, пустомеля?

     - Обыкновенный! – Рассвирепел Гриша. – Денежный!

     Маша вернулась как раз в разгар их ссоры, села за компьютер. Включила музыку в наушниках, чтобы заглушить крики родителей. Но в этот раз было что-то новенькое, Маша прислушалась. «Отец взял кредит? На бизнес? Из него бизнесмен как из меня космонавт! Не дом, а психушка. Поскорее бы окончить школу, и свалить отсюда!» Соня на полу возилась с игрушками. Она построила пирамидку. Внизу большие кольца, сверху – поменьше. Соня потянулась за куклой и опрокинула пирамидку. Строение разрушилось, Соня заплакала. Гриша прибежал на звук плача. Отвесил старшей дочери оплеуху.

     - Не обижай сестру!

     - Я ничего не делала!

     - Не ври мне!

 

     Наконец, супруги устали скандалить. Гриша спал в кухне. Он расстроился. Вот получу выплаты, посмотрим, как она заговорит. Все-таки, мужик я или нет!»

 

4

     Работалось плохо. Все валилось из рук. Надя вспоминала слова Гриши. Страх влезть в долги отступал. Перспектива богатства манила, как запретный плод. Надя посмотрела на свои сапожки. Замша потускнела, каблук стерся. Она носила их третий год. Денег в семье всегда нехватало. Зарплаты маленькие, еще и Гриша пропивал немало. Надя вздохнула. На миг она представила себе, как заходит в бутик, и Гриша покупает ей норковую шубу, шапку, кожаные сапоги, платья. Надя повеселела.

     Вечером к ним пришел Валерий. И снова – счастливые люди, дорогие машины, дачи.

     - А шубу купишь мне?

     - Люблю, шубу куплю! – Смеялся Гриша. – Маша, подойди сюда, дочка! Слышишь меня?

     Маша вяло откликнулась.

     - Хочешь ноутбук новый? Телефон навороченный? Все будет тебе!

     - Не надо.

     - Все будет!

     Впервые за долгое время в семье царила уютная атмосфера. Они мечтали, шептались, восклицали и мечтали опять. Казалось, все беды отступили. Несчастья позади. Надя уже видела себя в мехах и украшениях, на зависть соседкам. Гриша ездил на иномарке в новом костюме с галстуком. 

     - Барыней будешь! – Гриша поцеловал жену. Она смеялась.

     Так прошел месяц. Надиной зарплаты хватило только на квартплату и крупы, запасы еды подходили к концу. Питались кашей на воде и солениями. Гриша не искал работу, он проводил время в подсчетах, прикидывал, сколько материала нужно на новый дом, где лучше заказать лес. Пить было некогда. Надя задумала ремонт в квартире, листала каталоги, выбирала мебель. Валера заходил почти каждый день. Заглянули в ноутбук. Через месяц на депозите стало девятьсот тысяч рублей! Осталось потерпеть еще месяц, и можно выводить проценты.

     Деньги кончились окончательно.

     Маша подошла к отцу.

     - Папа, дай денег на платье. 

     - Спроси у мамы.

     - У нее нет.

     - Зачем тебе?

     - Выпускной через две недели.

     - Какой выпускной?

     - Девять классов, - Маша старалась не злиться.

     - Ааа. Сколько тебе нужно?

     - Тысяч пять хотя бы… Нужно еще прическу. И маникюр. Все будут нарядные, а я…

     - И зачем тебе все это? Подожди немного, будут тебе деньги!

     - Сколько ждать?

     - Месяц, не больше. Все будет.

     Маша притихла. 

     - Понятно, деньги придется доставать самой.

     - Дался тебе этот выпускной! Лишь бы транжирить! Вся в мать! Как ты заработаешь? На панель пойдешь? – Закричал Гриша.

     - Да хоть на панель, лишь бы тебя не видеть! - Маша в слезах убежала.

     Маша поделилась своей обидой с подружкой. Стали думать. Заработать такие деньги за две недели не представлялось возможным. Тогда Вика предложила:

     - Ведь по тебе Денис сохнет! Переспи с ним, он заплатит.

     - Ты что! Разве я смогу за деньги?

     - Что такого-то. Хочешь, я с ним поговорю?

     Перспектива ударить в грязь лицом перед одноклассницами пугала Машу. Она согласилась. Выпила для храбрости. «Одним больше, одним меньше, какая разница!» Скоро у нее появилось новое платье, сумочка, чулки, каблучки и запись в парикмахерскую. Выпускной прошел на ура. Парни даже подрались из-за нее. Теперь уже пьяную Машу друзья сложили на ступеньках, и постучали в квартиру. 

     - Вся в отца! Пьяница уродилась! – Кричала мать. Наутро Гриша побил дочь ремнем. 

     - Ты мне не дочь! Убирайся из дома!

 

     Маша плакала. Собрала вещи, ушла ночевать к Вике. 

 

5

     Наконец, настал долгожданный день. Гриша попросил Валеру вывести деньги. Заполнил анкету. Валера обещал выплату через три дня. Но ни через три, ни через пять дней, ни через неделю деньги не поступили.      Валера пропал. 

     Гриша не знал, что и думать. Он решил навестить Виталика.

     Виталик сидел за столом пьяный.

     - Что случилось?

     - Как что? Разве ты не знаешь? Система лопнула, - промямлил Виталик.

     Гриша, как подкошенный, рухнул на стул. В глазах потемнело, в животе скрутился комок.

     - Как лопнула? – Прошептал он.

     - Как мыльный пузырь. Плакали наши денежки, - подытожил Виталик.

     - Это по вам дурдом плачет! – Сказала Люська.

     - Ну, хоть кто-то, - ухмыльнулся муж. – Что теперь! Хрен с ними, с деньгами, давай на стол накрой. Видишь, гость пришел. Мечи! Чего стоишь? Ладно, Гришаня. Валера же предупреждал, что на свой страх и риск. А кто не рискует, тот не пьет! А мы пьем, - добавил он.

     Гриша пил стакан за стаканом. Самогон обжигал внутри. А душу обжигали невеселые мысли. «Как теперь быть? Как Наде сказать? Как платить кредит?» Гриша не вернулся домой, он боялся.

     Надя сама пришла за ним. Она ждала пропавшего мужа три дня, но тот не являлся. Надя догадалась, что он у Виталика. 

     - Напился, косолапый? Доволен? Вставай, домой пойдем.

     Гриша вяло поднялся. Он спал прямо на столе. Лицо отекло, поросло щетиной, глаза покраснели, вид у него был изрядно помятый.

     - Все деньги пропил, небось? Сколько осталось?

     - Какие деньги?

     - Как какие? Которые снял. 

     - Не было никаких денег, - сказал Гриша.

     - Как не было? Ври, да не завирайся! Все пропил? Отвечай!

     - Надь, денег правда не было, - сказал Виталик.

     - А тебя алкаша, никто не спрашивает! Ишь чего! Напал на суму Гришкину! Вставай, образина! – Надя потянула мужа к выходу.

     - Наденька… Милая. Прости, - Гриша заплакал.

     - Чего ты стонешь? За что?

     - Влипли мы.

 

     До нее дошло. Надя закричала, схватилась за сердце и упала.

 

6

     Надю госпитализировали с инфарктом. Товарки навещали ее, жалели.

     - Непутевый у тебя мужик, Надька, - говорили они. – Бросай ты его!

     - Как же он без меня? Пропадет. – Вздыхала Надя.

     Через три недели ее выписали домой. Все это время Гриша продолжал пьянствовать. В квартире образовалась целая батарея бутылок. Выходил он только за самогоном. Вынес из дома телевизор, компьютер, даже книги, и те пропил. Маша не появлялась. Соня была на попечении соседки. Надя обнаружила спящего мужа на полу в ванной. Ругаться не было сил. Кое-как прибравшись, она направилась к родителям Вики, Машиной подруги. Те рассказали, что девушки уехали в другой город поступать в колледж, и до сих пор не вернулись.

     В дверь позвонили. Гриша очнулся, открыл. На пороге стояли двое мужчин. Сказали, что из банка. Потребовали деньги. Пугали штрафами. Гриша насилу отделался от них. Похмелившись, он побрел к Виталику.

     - Помоги, братан! Спасу нет, деньги во как нужны, - Гриша провел ребром ладони по горлу.

     - Где я тебе возьму? Займи у кого-нибудь.

     - У кого? Сам знаешь, что не у кого. Вот беда, вот напасть! Хорошо тебе, у тебя долгов нет!

     Посовещавшись, решили заложить квартиру братве за кредит. Виталик обещал свести. Гриша вернулся домой. Не спалось, он просто лежал и смотрел в потолок. Надя с мужем не разговаривала, не подпускала Соню к отцу. Да и о чем было им говорить? Гриша не замечал ничего вокруг, не просил есть, не двигался. Так он провел двое суток, а вечером третьих увидел черта.

     Черт сидел на кровати, навалившись на его ноги. Вместо ног – копытца, нос пяточком, рога. Тело покрывала густая черная шерсть. Черт поковырял в носу.

     - Здорово, - сказал он. – Меня зовут Чванк, я пришел за тобой.

     Гриша похолодел. Его парализовало. Нет, черт не был галлюцинацией. Гриша чувствовал его тяжесть, слышал скрипучий голос, видел каждый волосок на морде. Чванк набросил ему на шею невесть откуда взявшуюся веревку.

     - Пошли, - скомандовал он.

     Гриша покорно поднялся, не издав ни звука. Тело больше не принадлежало ему. Волосы его зашевелились,  животный ужас сковал душу. Черт завел его на середину комнаты.

     - Давай, - сказал Чванк, указывая на потолок.

     Гриша посмотрел вверх. Люстры не было. Вместо нее торчал крюк. Рядом оказалась табуретка. 

     - Помочь? - Черт перекинул веревку через крюк. Связал петлю, поправил ее на шее Гриши, как заботливая жена.

     - Поздравляю, ты выиграл в лотерею! – Захохотал Чванк, и выбил табуретку у него из-под ног.

     Надя с Сонечкой возвращались с прогулки. На скамейке у подъезда сидела Маша. На ней лица не было.

     - Мама, я беременна, - Маша бросилась к матери. Надя остановилась, как вкопанная.

     - От кого, дочка?

     - Разве я помню. Я пьяная была.

 

     Гриша, седой, болтался в петле.

 

Е. Крестникова


Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем

Создать аккаунт

Комментарии пациентов

   Я пришла на приём к врачу со своими страхами. Всё началось после смерти моей мамы. Я стала бояться остановки сердца и нехватки воздуха. Из – за этих страхов у меня учащено билось сердце, я пила таблетки понижающие пульс. Кружилась голова, постоянное напряжение, сложно было сосредоточиться, всё было как – то мутно, всегда плохое настроение. Я не могла ни с кем поделиться, я сидела дома с ребенком уже 4 года, и решила обратиться к врачу. Это перевернуло мою жизнь. Теперь у меня каждый день праздник. Я не пью таблетки, врач мне объяснил, что все мои страхи надуманное и такого случиться не может. Я прекрасно сплю ночами, прекрасно концентрирую своё внимание, изменились отношения в семье в лучшую сторону. Снова считаю себя прекрасной женой, любящей мамой и просто красивой девушкой!